nmiddle (nmiddle) wrote,
nmiddle
nmiddle

Необычная прогулка по Иерусалиму. Лекари Святой земли. Грек Мазараки, русская паломница и семейство

Итак, прошлый пост я закончила фотографией интересного здания и написала, что, увы, рассказать про него ничего не могу, так как от рассказа гида отвлек... Правильно вы догадались. Котейка. Кто еще меня мог настолько увлечь, что я ничего не слышала и не видела? Да простит меня уважаемый гид.



Котенок оказался вполне свойским и игривым. Бегал за своим хвостом, за веточкой, за моей рукой, прижимал уши, прятался в кустах и в высокой траве, а потом с разбегу, выгнув спину и распушив хвост нападал "на врага". В общем, с ним я прослушала все и вся. Ну он того стоил, хамуд).



Знаю лишь, что сейчас это здание принадлежит минпросу и здесь обучаются мои арабские коллеги, а в далеком 1871 году это была греческая больница.







Проходя мимо греческого монастыря Георгия Больничного



я опять же вспомнила свой старый пост о невидимых монастырях Иерусалима. Почемуу этот монастырь Георгия Больничного? Да потому что рядом находилась больница. И действительно, следующая наша остановка у монастыря Екатерины, где действительно была открыта больница по поручению императрицы Марии Александровны для нуждающихся богомольцев. Правда, не совсем успешная, просто не выдержала конкуренции с соседями. Но давайте почитаем, что о ней писал епископ Порфирий Успенский в своем дневнике.





8, Четверток. В Екатерининском монастыре еще в Октябре прошлого года, устроена была малая больница для русских поклонников со всеми удобствами. Но лекарем для них назначен был грек Мазараки. Α так как он не говорит и не понимает по-русски, а из наших же никто не знает ни по-гречески, ни по-французски, и так как уже успели уморить трех-четырех недужных, то другие больные не пошли лечиться у него, и больница закрыта около 15 Декабря прошлого года.

9, Пятница. Не так идут дела милосердия у здешних католиков. У них во всем проявляется живучесть благодатная и деятельность полезная. Они в одно время с греками устроили больницу в двадцать пять кроватей, и она до сей поры существует. В ней за больными ухаживают сестры милосердия; состоятельные поступают туда с платою, бедные — даром, а евреи не принимаются. Но о бедности требуется удостоверительное свидетельство.

Интересный этот грек Мазараки с совершенно русским именем Харлампий Васильевич. Рассказывают про него такую историю...

Одна русская паломница Елизавета Алексеевна Корженевская, некрасивая старая дева, разочаровалась в светской жизни и прибыла в Иерусалим поклониться Гробу Господню, а заодно попросить у митрополита благословление на монашеский постриг”. В ожидании встречи с архминадритом Елизавета посещала все службы. Тут ее и увидел доктор Мазараки и наверное, это была любовь с первого взгляда. Глубоковерующая богомольная женщина из далекой России тронула сердце весьма известного на Святой Земле человека. И когда Елизавета наконец предстала пред владыкой Кириллом, тот не дал ей благословение на постриг, а благословил ее на брак. С этого дня у нее началась новая долгая и “счастливая” жизнь в Иерусалиме. Кстати, владыка называет господина Мазараки “наш уважаемый врач”.

Личность Елизаветы Алексеевны в Иерусалиме была известна в то время не менее, чем ее мужа. О ней вспоминают как о набожном простодушном заботливом и общительном человеке. Потом, когда она вернется в Москву после смерти мужа, в семье племянницы, где она доживет свой век, ее будут звать просто “тетка Мазараки”, а в Иерусалиме Елизавету Алексеевну называли “madam” и “наша забота”. Так об этом писал в своем дневнике архимандрит Антонин.

У этого рассказа есть и продолжение. Эта самая Елизавета была родственницей бабушки Тарковских, из дальних странствий возвратясь она привезла золотые сережки с бирюзой и выгравированным текстом из Корана. Так эти бирюзовые сережки попали в семью Тарковских. А уже в годы войны их поменяли на ведро картошки... Вот такая история.

А мы идем дальше. Ныряем в подворотню и выныриваем прямо у Деда Мороза. Еще и не одного!









И тут же рядом мечеть. Это - Ханка Салахийя. Она стоит на месте резиденции Иерусалимского Патриархата и была построена после сдачи Иерусалима крестоносцами Саладину в период между 1187 и 1189 гг. Здесь был образован монастырь мистиков-суфиев. Минарет Мечети Ханка Салахийя был построен в 1417 г. Вообще, странноприемные дома в мусульманских странах, построенных для суфийских дервишей назывались ханаками. Изначально, это были скромные приюты, которые в дальнейшем стали выполнять функции гостиниц. Известны случаи, когда ханака строилась каким-нибудь правителем или просто очень состоятельным человеком из желания совершить богоугодный поступок, прославив тем самым своё имя в истории страны. Так вот эту ханаку построил Салах ад Дин. Кстати, при дворе Салах ад Дина были врачи-мусульмане, христиане и евреи, в частности Рамбам был его придворным медиком в Каире.



Все же, все смешалось в славном доме Иерусалима. Напротив мечети продаются христианские символы.



Восточный базар колоритен и непредсказуем. Чего здесь только нет!













Но раньше было еще круче! Например, на рынке пряностей и благовоний торговали со Средних веков всякими травами и снадобьями.



Одно из таких снадобий - легендарное противоядие териак. Им особенно славился Иерусалим в исламский период. Я помню еще в той жизни у нас была книга "Митридат, царь Понтийский". Так этот самый Митридат пичкал себя малыми дозами териака, чтобы не бояться отравления, типа, развить себе иммунитет. Бедолага, когда его вынудили покончить жизнью, он даже не смог отравить себя ядом, пришлось заколоться. Кроме того считалось, что териак может исцелять различные болезни. Состав териака сложный, от 54 до 74 компонентов. Сначала это была паста из кучи лекарственных трав на винной или медовой основе. А потом туда стали добавлять и мясо ядовитых змей, и ядовитых пауков, и иудейский битум с Мертвого моря. Очень удобно, у нас все это под рукой!

Короче, иногда в него клали просто все, что подворачивалось под руку. По существующему преданию некий французский аптекарь сказал Клоду Бернару, в то время проходившему у него практику: «Не выбрасы­вайте это, мсье Клод, пойдет для териаки».

Кстати, отступая от темы. Гален и следом за ним Авиценна именовали чеснок «териаком для бедных». Ирония судьбы заключалась в том, что это непритязательное средство действительно работало в отличие от баснословно дорогого «подлинного териака».

Вот такие чудеса порой встречались на средневековых рынках.


А мы возвращаемся в наше время. Было еще много рассказов о еврейских первых больницах Иерусалима, но увы, это уже я описать не в состоянии. Мое внимание рассеялось как у первоклассника. Так что, если вы сходите на такую экскурсию, может и допишете мой пост? А ведь есть о чем дополнить. В 19 веке первая еврейская больница открыта по инициативе Монтефиоре (доктор Френкель). Она существовала всего несколько лет. После нее в 50-х годах была открыта больница "Ротшильд" (доктор Нойман), которая в 80-х годах 19 века переехала на улицу ха-Невиим. Оба здания находились в Еврейском квартале, но не сохранились до наших дней.

А пока, просто виды Иерусалима из той самой поездки.







Tags: Иерусалим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments